3 анекдота про Мойшу

3 еврейские юмористические миниатюры, которые передают весь колорит этого удивительного народа.

3 анекдота про Мойшу

Пожилые Мойша и Мария долго откладывали, но всё-таки решились поехать к адвокату с целью написать завещания и распоряжения на случай серьёзных болезней. После завершения вопросов, касающихся имущества, адвокат перешёл к вопросу о медицинском вмешательстве.

— Какие средства медицинского воздействия могут применяться к вам в случае серьёзной болезни и невозможности узнать ваше решение в нужный момент? — задаёт вопрос адвокат.

— Я вам скажу так, — отвечает ему Мойша, — я не хочу, чтобы меня подключали к приборам, искусственно поддерживающим мою жизнь. Я не желаю, чтобы моя жизнь управлялась машиной!

Его жена Мария очень близко к сердцу приняла эти слова. Когда они вернулись домой, она перерезала телевизионный кабель и выбросила телевизор на помойку. На удивленный и недоуменный взгляд своего мужа она ответила:

— Ты сам сказал, что не хочешь, чтобы машина управляла твоей жизнью.

3 анекдота про Мойшу

Роза вечером встречает дома своего мужа Мойшу и спрашивает его:
— Что ты будешь на ужин, курочку или тефтели?
— Неважно, я люблю и то, и другое, — отвечает ей Мойша.
— Но всё же выбери, что ты будешь кушать сейчас? — допытывается Роза.
— Мне всё равно, ты оба блюда готовишь очень вкусно.
— Нет, ты должен выбрать, что мне сейчас ставить на стол, курочку или тефтели?

Мойша подумал: «Она первым назвала курочку, значит она хочет, чтобы я выбрал её», и отвечает:
— Курочку.
Роза в слезах убегает на кухню:
— Я так и знала, что тебе не нравятся мои тефтели!

3 анекдота про Мойшу

Хайм и Мойша играют в гольф в одном закрытом престижном гольф-клубе.
— Мойша, — спрашивает своего соперника Хайм, — почему ты больше не играешь в гольф с Рабиновичем? У вас были очень интересные партии в своё время.
— Вот скажи мне, Хайм, ты бы стал играть в гольф с человеком, который двигает ногой мяч, пока ты этого не видишь? — отвечает ему Мойша.
— Нет, конечно, я никогда не стану играть с жуликом! — восклицает Хайм.
— Вот и Рабинович не стал, — отвечает Мойша.