Советские актрисы, которые сыграли роли себе не по возрасту

Янина Жеймо

Советские актрисы, которые сыграли роли себе не по возрасту

В фильме «Золушка» 1947 года главную роль сыграла Янина Жеймо, которой тогда было 38 лет. Ей было просто играть юных девушек, так как в 14 лет из-за гормонального сбоя она перестала расти, переживала из-за роста 148 сантиметров, одевалась в детских отделах. В актерской профессии Янина всю жизнь играла девочек-подростков. Роль Золушки стала для нее одной из последних в кино. В 1957 году Жеймо вместе с мужем, польским режиссером Леоном Жанно, уехала к нему на родину и провела остаток жизни в Польше. В кино актриса больше не снималась.

Надежда Румянцева

Советские актрисы, которые сыграли роли себе не по возрасту

Благодаря миниатюрности она тоже часто играла девочек-подростков. Когда ее позвали в фильм «Девчата», Надежде уже был 31 год, но это не помешало ей обойти множество младших претенденток на роль Тоси, вчерашней выпускницы кулинарного училища. Актриса понимала, что ей вряд ли удастся играть роли романтических героинь, но, несмотря на это, она смогла воплотить на экране одну из самых трогательных в кинематографе СССР историй любви в фильме «Девчата».

Ирина Скобцева

Советские актрисы, которые сыграли роли себе не по возрасту

В 38 лет она сыграла 22-летнюю Элен Курагину в фильме «Война и мир», что именно для этой ленты не было удивительным, так как все актеры не соответствовали героям по возрасту. Людмила Савельева в 20 лет сыграла 13-летнюю Наташу Ростову, а Вячеслав Тихонов в 40 лет исполнил роль 30-летнего Андрея Болконского.

Алиса Фрейндлих

Советские актрисы, которые сыграли роли себе не по возрасту

На экране она выглядела на 55 лет, играя 36-летнюю главную героиню фильма «Служебный роман», когда ей самой было 43 года. Добиться нужного эффекта помог прекрасный грим и ужасная одежда.

Наталья Тенякова

Советские актрисы, которые сыграли роли себе не по возрасту

40-летняя актриса Наталья Тенякова грандиозно исполнила роль бабы Шуры в фильме «Любовь и голуби». Стать старушкой ей помогал грим и накладные элементы из ваты и марли для утолщения. Манеру речи она взяла у деревенской жительницы, рядом с которой снимала дачу. Наталья рассказывала, что после пластического грима на лице оставались отпечатки, о которых актриса вспоминает с ужасом.